Подорожает ли продукция аквакультуры из-за ограничения на китайский импорт?

Подорожает ли продукция аквакультуры из-за ограничения на китайский импорт

Россельхознадзор ввел временные ограничения на поставки продукции аквакультуры из Китая. Подорожают ли на юге эти продукты, как на отреагируют на ограничения поставок местные предприятия аквакультуры и что прогнозируют представители ресторанного бизнеса?

Под запретом находятся выращиваемые в Китае угорь, тилапия, осетр, форель, отдельные виды креветок и морские коктейли.

В прошлом году опасная рыбная продукция родом из Китая выявлялась более 40 раз. В ней находили такие химические элементы, которые даже рядом с пищей держать нельзя: кадмий, ртуть и мышьяк. Россельхознадзор информировал об этом соответствующие структуры КНР, но никаких расследований не было, соответственно, не изменилось и качество продукции. А в декабре наши специалисты провели инспекцию рыбоводческих предприятий Китая и обнаружили там массу нарушений. Например, рыбоводы применяли лекарства и гормоны и не заявляли об этом, на некоторых предприятиях отсутствовала система отслеживания товара. Были «проколы» со сроками давности, например, инспекторы нашли продукцию, выпущенную еще в 2013 году.

Из-за всех этих нарушений и последовало ограничение поставок.

Как рассказал исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков, ограничения, введенные Россельхознадзором, вряд ли изменят структуру потребления и существенно повлияют на наш рынок. Из Китая мы импортируем в основном белую рыбу. Выпадающие объемы без особого труда можно заместить минтаем, хеком, треской и навагой. С креветками другая ситуация. Их было выгоднее всего закупать именно в Поднебесной. Поэтому, если цены и подрастут, то, скорее всего, именно на креветки — процентов на 20 — 30 при оптовых закупках и на 10 — в рознице.

— Я много лет работаю в ресторанном бизнесе, и все это время продукты аквакультуры только дорожают, так что нам не привыкать, — комментирует ограничения совладелец ростовского ресторана Андрей Королев. — Когда-то гребешок мы брали по тысяче за килограмм, сегодня по три. За китайский просили 2,5 тысячи, и многие решили покупать у китайцев. У них все дешевле: устрицы, креветки, крабовое мясо, та же тилапия, осетр и угорь. Но при этом запах специфический и вкус оставляет желать лучшего. А после того как в некоторых из этих продуктов специалисты Россельхознадзора обнаружили мышьяк и ртуть, мы, конечно, откажемся от них полностью. Причем независимо от того, продлят запрет или нет. Даже если китайские производители найдут обходные пути, мы не будем у них покупать, потому что не хотим травить своих клиентов. Тут дело уже не в цене, а в доверии к нам людей, ведь многие заказывают устрицы или рыбу, надеясь, что это принесет пользу организму. Думаю, мы найдем замену китайской продукции.

По словам Королева, коллеги ростовских рестораторов из Санкт-Петербурга изначально заключали договора не с китайскими аквафермерами, а с Вьетнамом, Чили и дальневосточными производителями. Правда, и там не обходилось без проблем. Прежде всего, сложно доставить товар. Необходимы стабильные транспортно-логистические условия, правильное хранение, экспедиторские услуги, ведь морские деликатесы второй свежести недопустимо подавать на стол. Специальные авиарейсы — это большая редкость. Товар шел на пассажирских рейсах, если был недогруз. Но гарантировать, сколько придет морепродуктов, и определить конкретные даты поставки оптовикам сложно.

— Некоторые рестораторы пользуются продукцией, выловленной браконьерами, — добавил Королев. — Но здесь можно угодить в неприятную историю. Мы не знаем, где ловят такие морепродукты. Возможно, это происходит в хозяйственной акватории, и тогда мидии или креветки будут попахивать нефтью. Браконьер удобен, он может привезти точно пять кило, если ему столько заказали. А фирма работает на рынок, ей нужен вал. И кто здесь в выигрыше? Конечно, браконьеры, которые «рубят» цены официальному производителю.

Использовать продукты самого низкого ценового сегмента, следовательно, и качества сейчас не самый лучший вариант, считают эксперты. Можно запросто лишиться клиентов, которых и так немного. Рестораны рассчитывают на тех официальных производителей, которые находятся поближе и считают, что это большой шанс для местных аквафермеров.

Правда, сами аквафермеры не особенно уверены, что из-за запрета китайской рыбопродукции им удастся выйти на новый уровень производства.

— На юге аквафермеры специализируются на теплолюбивой рыбе с годичным сроком созревания, это белый амур, толстолобик и карп, — подчеркнул коммерческий директор азовского рыбоводческого завода Сергей Мирошниченко. — Креветки мы выращивать вряд ли будем, так что придется любителям довольствоваться той, что привезут, скорее всего, из Таиланда или Вьетнама. Не думаю, что рынок сильно отреагирует на исчезновение китайских креветок и других морепродуктов. Наш бизнес зависит не от Китая, а от кредитной политики банков. Процентные ставки так высоки, что некоторые производители вообще отказываются от кредитования, другие берут займы по программам поддержки среднего и малого бизнеса, что гораздо накладнее: возвращать приходится по ставке 10 процентов. Зато получить такой кредит можно быстрее. Сложно конкурировать с европейскими предпринимателями при неравных стартовых условиях. Так что возникшие проблемы у китайцев вряд ли скажутся на отечественном аквафермере. У них свои проблемы, у нас — свои.

По словам руководителя донской рыбоводной компании Александра Ершова, если не поддерживать отечественных производителей, придется есть рыбу, выращенную на очистных сооружениях наших восточных соседей.

— Есть рыба, которая может жить и в сточных водах, она выдерживает большую степень загрязнения воды, но сохраняет в себе свинец, ртуть и другую вредную химию, — говорит Ершов. — Зато китайцы очень заинтересованы в продуктах, выращенных в России по всем правилам. Не исключение и донская рыба. Сейчас они создают перевалочные пункты в Казахстане, чтобы выстроить логистику доставки.

В результате все будут в плюсе: у китайцев появится хорошая рыба, а у аквафермеров — большой рынок сбыта. Попытки реализовать продукцию в западных странах к успеху не привели. Они сами выращивают столько рыбы, сколько потребляют.

Как сказал советник президента ТПП Ростовской области Юрий Корнюш, позитив в том, что государство контролирует получение гражданами качественной продукции. Ростовская область производит около 20 тысяч тонн прудовой рыбы в год. Самая серьезная проблема — переработка и предпродажная подготовка. Наличие собственной переработки вывело бы реализацию на новый уровень, а грамотная подготовка к продаже еще больше повысила бы рентабельность акваферм.

Эксперты отрасли сходятся в одном: рынок не терпит пустоты. Российские производители, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой, вполне способны заполнить освободившуюся нишу. На данный момент существуют два «лагеря», где активно развивается новое направление — Черное море и юг Дальнего Востока. Есть несколько участков для выращивания моллюсков на южном берегу Крымского полуострова. Потенциал Крыма велик, однако, по словам экспертов, ресурсная база Дальнего Востока ему не уступает.

главные поставщики рыбы и морепродуктов в России

Источник

Похожие публикации